36
Чувства, которые не выражаются, становятся болезнями

Молитва – это не хвастовство перед Богом, а обнажение нашего бессилия и недостатков. С ее помощью мы говорим: «Боже, я хочу почувствовать Твое живое, активное присутствие!»

Чтобы встретиться с Богом, необходимо быть искренним и в молитве. Некоторое время назад я написал следующее: «Знаете, дорога, по которой мы идем в духовной жизни, чтобы встретиться со Христом и познать Его, не прямая, а извилистая». Говоря другими словами, в твоей жизни будут моменты, когда ты будешь пребывать в умилении, и будут моменты, когда ты иссякнешь духовно. Будут моменты, когда ты с радостью будешь ходить на Божественную литургию, но будут и моменты, когда ты с неохотой будешь ходить на богослужение. Если ты спросишь у священников, то они скажут тебе то же самое – что и у них бывают моменты, когда они плачут во время Божественной литургии, моменты глубокого умиления от присутствия Святого Духа, и моменты, когда они не чувствуют этого, но чувствуют усталость. Эти изменения естественны для человека, потому что мы изменчивы: ты просыпаешься радостным, а вечером тебе грустно, утром ты радостный, а в полдень у тебя плохое настроение. Такие мы люди. Так и в молитве: бывают моменты, когда тебе не очень хочется молиться. Что же делать? Должны ли мы отказаться от молитвы? Нет. Первое, чего требует от нас Бог, – это чтобы мы были искренними.

Есть прекрасный случай, происшедший со старцем Софронием. Одна женщина пришла в его монастырь и сказала ему:

– Вы, батюшка, хорошо говорите в своих беседах о том, что мы должны молиться и общаться с Богом. Но у меня есть один грех. У меня есть некоторые разногласия с Богом, и я не могу сказать Ему «спасибо».

Обратите внимание на проблему этой женщины. Она говорит:

– Я не могу сказать: «Господи, спасибо Тебе», потому что в этот момент внутри у меня происходит разногласие с Богом.

И вот что ответил ей старец Софроний:

– Не бойся просить Бога, не бойся быть искренней с Богом. Скажи Ему то, что ты чувствуешь: «Господи, я не согласна с Тобой по этому вопросу или у меня есть претензии».

Посмотрите, какая разница между святым и теми, кто дает людям советы, которые наполняют их чувством вины и разрушают их отношения с Богом.

Многие говорят:

– Я испытываю боль и ропот.

Не бойся! Скажи об этом Богу, преврати эту свою проблему в отношения с Богом.

Не бойся! Скажи об этом Богу, преврати свою проблему в отношения с Богом

Или матери, потерявшие своих детей, говорят, что у них нет желания молиться, их переполняет гнев. Гнев является основной стадией скорби. Я имею в виду любую скорбь, включая и любовную скорбь, то есть скорбь от расставания. Поэтому в духовной жизни человек испытывает гнев по отношению к Богу:

– Ты забрал моего ребенка!

Или еще что-то. Это предельные психические и духовные состояния. И как старец реагирует на них? Он говорит:

– Нет проблем, выразите свой гнев перед Богом!

Бог не жалкий и злочестивый человек, это мы представляем Его таким – который затаит злобу к матери, потому что она пожаловалась Ему, и так далее.

Я помню, как раньше в селах, когда какая-либо женщина теряла ребенка и хотела выразить свое горе и что-то сказать, то ее родные давали ей пощечину и говорили:

– Остановись! Ничего не говори! Не боишься ли ты Бога?! Как тебе не стыдно?! Тебя Бог накажет!

Они не позволяли ей выражать свои чувства до тех пор, пока это выражение чувств не становилось здоровым. Если ты не выражаешь гнев, который испытываешь, и все, что чувствуешь, то ты не получишь никакой пользы. Чтобы не цитировать психологов, которые очень хорошо это объясняют, давайте посмотрим, что говорит преподобный Порфирий: «Чувства, которые не выражаются, становятся болезнями».

Сегодня одна из основных проблем заключается в том, что супруги регулярно не общаются между собой. Муж весь день на работе, приходит домой поздно, жена идет пообщаться с ним, а он говорит:

– У меня сегодня на работе был напряженный день, и я очень устал!

После ужина он говорит своей жене:

– Давай завтра пообщаемся.

И идет спать. Нет общения между супругами. Это огромная проблема – потому что если женщина не может с тобой общаться, то она найдет кого-то другого, с кем можно поговорить, потому что потребность человека в общении и самовыражении нельзя переступить и заглушить.

Когда мы найдем себя, будем честны с Богом и превратим все, включая наши проблемы, в отношения с Богом, то следующим нашим шагом будет понять, Кто такой Бог, к Которому мы обращаемся. Послушайте, недостаточно того, что кто-то говорит, что он православный и верит в Бога. В какого Христа ты веришь? В какого Бога ты веришь? Потому что очень часто мы говорим, что верим в православного Бога, но на деле этот бог является чем угодно, но только не православным Богом. Так бывает, когда с раннего возраста у тебя формируется представление о Боге как о боге-мстителе, и если ты не исполняешь Его волю, то Он накажет тебя, если ты согрешишь, то Он может наказать тебя, может наслать на тебя какую-то болезнь, может убить тебя на шоссе, может поджечь шины твоей машины, может допустить, чтобы твой ребенок заболел раком и так далее.

Следующий шаг – понять, Кто такой Бог, к Которому мы обращаемся

В это верит большинство людей. Не так ли? Вот почему они говорят:

– Господь допустил, чтобы один заболел раком, другой погиб в автокатастрофе, это все допустил Бог.

Это одна сторона. Другая сторона, похожая на нее, – представление о том, что Бог любит меня, когда я хороший. Разве не так нас учат?

– Если ты съешь свой завтрак, то Богородица будет любить тебя, а если не будешь есть, Она отрежет тебе язык!

Однажды я шел по улице и увидел знакомую женщину-мать, которая кормила своего ребенка. Я подошел, чтобы погладить ребенка по голове, и она сказала:

– Кушай, кушай, сынок, а то батюшка съест тебя!

Этот ребенок из нашего прихода, и он до сих пор не может привыкнуть ко мне. Я пытаюсь убедить его, что я не ем людей. И каждый раз, когда я пытаюсь это объяснить ему, он прячется, не говоря уже о ругательствах, которые в прошлый раз он послал в мой адрес. Я сделал вид, что не услышал его.

К сожалению, есть и клирики, которые культивируют в людях такое мышление. Поэтому если ты воспитан с такими представлениями, то у тебя сформируется искаженное понятие о Боге. Как же ты встретишься с живым и истинным Богом, если Он не такой, каким ты себе Его себе представляешь? Это как если бы ты ошибся адресом и номером телефона. Ты никогда не придешь к Богу, потому что веришь в «Бога», который очень далек от реального живого и истинного Бога, Который любит тебя.

Знаете ли вы, сколько людей мучается чувством вины и говорит:

– Батюшка, любит ли меня Бог сейчас, когда я такой грешный, когда я совершил столько зла?

Знаете ли вы, сколько людей мучается от таких мыслей? Очень много людей. Это очень глубокие наслоения, которые не так легко удалить. Требуется много работы со стороны духовника, чтобы душа снова обрела равновесие.

Митрополит Антоний Сурожский рассказывал, как один человек встретил его, попросил исповедовать его и сказал:

– Я молюсь уже 25 лет и совсем не чувствую Бога!

Митрополит Антоний ответил ему:

– Скажи мне, пожалуйста, какой отрывок из Евангелия тебе нравится?

– Мне очень нравится тот случай с блудницей, когда все приходят, осуждают ее, начинают бросать в нее камни, а Христос говорит, что тот, кто без греха, пусть первым бросит в нее камень, и все ее обвинители уходят. И тогда Христос говорит ей: «И Я не осуждаю тебя. Иди и больше не греши» (Ин. 8: 11).

Митрополит Антоний сказал:

– Скажи мне, если бы ты сейчас был там, то на чьей стороне ты был бы – на стороне Христа, на стороне блудницы или на стороне людей с камнями в руках?

И человек ответил митрополиту:

– Если говорить откровенно, то я, владыка, не оставил бы камень так просто.

Знаете ли вы, что это значит? Что этот человек очень далек от Христа. В сущности, он хочет видеть такого Христа, который бросает камни, как большинство из нас хочет Пресвятую Богородицу, которая режет руки, отсекает языки, «побивает камнями» людей, но это была бы не Пресвятая Богородица, а самый худший человек. То есть если Пресвятая Богородица отрезает руки тому, кто ворует, то вы понимаете, что это не добродетель. Обратите внимание на жития святых. Воры пошли грабить святого Мирона, он зашел в келью, увидел там воров и сказал им:

– Дети, не переутомляйтесь, я вам помогу!

Вот такой святой. Если Пресвятая Богородица будет резать руки, ослеплять людей и так далее, то вы понимаете, что это будет уже не Пресвятая Богородица. Она Пресвятая Богородица именно потому, что Она – лик святости и чистоты, который подражает Христу, прощающему всех на Кресте.

Вопрос в том, что если я буду таким, то с каким богом я встречусь? Как часто мы желаем, чтобы Господь наказал того, кто нас раздражает или причиняет нам боль:

– Бог ему воздаст!

Разве мы так не говорим? Во-первых, это проклятие; во-вторых, это месть; в-третьих, это психологическая проекция на Бога нашего «я», нашей мстительности.

Мы просим Бога причинить другому зло. Разве мы втайне не злорадствуем, когда у свекрови или соседки случается что-то плохое? Мы говорим:

– О, так ей и надо! Посмотрите, как она расплачивается за свои грехи!

Мы думаем, что Господь наказал ее, потому что мы всегда правы, у нас нет ни малейшего сомнения в том, что и мы можем быть в чем-то виноваты. Виноват всегда другой человек, поэтому он и понесет наказание.

Следующий шаг заключается в том, чтобы всегда в наших молитвах говорить Богу правду. Молитва – это обнажение нашего «я». В молитве я не хочу показать, насколько я выше, насколько я хорош, как мы, к сожалению, делаем на исповеди.

В молитве я не хочу показать, насколько я хорош, как мы, к сожалению, делаем на исповеди

Все мы «безгрешные люди». Я создал в своем городе «школу для безгрешных людей (смех в аудитории). Ко мне приходят из этой школы и говорят:

– У меня все хорошо. Я ни в чем не согрешил!

– У тебя нет никаких грехов?

– Абсолютно никаких грехов, батюшка!

Некоторые, не один, не два и не три человека, даже говорят:

– Батюшка, нет лучшего человека, чем я!

На что я отвечаю:

– Понятно.

Однажды я спросил одного человека:

– Скажите мне, вы вообще молитесь?

– Как я могу не молиться! Каждое утро, когда я встаю перед зеркалом, говорю себе: такого хорошего человека, как я, невозможно найти на белом свете!

Это реальные случаи, я не преувеличиваю.

Вы помните случай с отцом Епифанием Феодоропулосом, когда одна женщина подошла к нему исповедоваться и целый час исповеди упрекала свою сноху:

– У моей снохи такой острый язык! У моей снохи есть такой-то недостаток, такой-то и такой-то грех! У моей снохи такие и такие страсти…

Затем она встала и сказала исповеднику:

– Батюшка, прочитайте надо мной разрешительную молитву.

– Нет, не прочитаю. Сначала позови свою сноху, чтобы я над ней прочитал разрешительную молитву, потому что сейчас не ты исповедалась, а исповедала грехи своей снохи!

Не говоря уже о том, что в селе, где я живу, исповедь – это больничный бюллетень. Люди приходят и говорят:

– Что я могу сказать вам, батюшка, ах, что я могу сделать, если у меня болят кости! У меня болит спина. У меня варикозное расширение вен!

Будь благословенна! Они даже показывают мне, какие мази они используют. Даже те, кто стоит в очереди на исповедь, обмениваются лекарствами друг с другом. Если, например, одна женщина нашла хорошее лекарство от давления, то она делится им с другой прихожанкой.

Сейчас вы смеетесь, но это наша жизнь. То же самое происходит и с молитвой. Однако молитва – это не хвастовство перед Богом, а обнажение своего бессилия, недостатков, терзаний. С ее помощью мы говорим:

– Боже мой, я хочу быть рядом с Тобой, я нуждаюсь в том, чтобы Ты пришел в мою жизнь, я хочу почувствовать Твое присутствие, Твое благословение, Твою благодать, я хочу почувствовать Твое живое, активное присутствие!

Затем я называю в молитве свои страсти и немощи, не ища особых и сложных выражений, но говорю просто и искренне.

Иерей Харалампос Пападопулос
Перевел с болгарского Виталий Чеботар

monastery.ru